«Музейная азбука» (12+)

Главным богатством любого музея являются его коллекции. Музейные коллекции – это удивительный мир, который состоит из предметов старины, способных  пролить свет на многие сюжеты истории родного края. В настоящий момент фонды Глазовского краеведческого музея насчитывают более 46 тысяч предметов! Мы отобрали наиболее интересные экспонаты, и составили свою музейную азбуку. Знакомство с таким алфавитом позволит узнать много нового об известных, малоизвестных или забытых предметах прежних времен. 


А - Арифмометр
Так называется вычислительная машина, предназначенная для быстрого сложения, вычитания, умножения и деления. Часто арифмометр называют «отцом» или «дедушкой калькулятора». Авторство изобретения этой чудо-машины приписывают Леонардо да Винчи, Вильгельму Шиккарду, Блезу Паскалю, Готфриду Лейбницу, а также другим ученым-изобретателям. Всего известно более двух десятков разновидностей арифмометров. 

В конце XIX – первой половине ХХ века самой распространенной в России моделью был арифмометр шведско-русского механика и изобретателя В.Т. Однера. ВильгодтТеофилвыпускал свою вычислительную машину в Санкт-Петербурге с 1890 года. Интересно, что после национализации предприятия Однера в 1917 году и переноса производства в Москву, выпуск клонов арифмометров продолжился под маркой «Феликс» (в честь Ф.Э. Дзержинского). На многие десятилетия «Железные Феликсы» стали излюбленными приборами советских бухгалтеров и счетоводов. 


Б - банки жестяные
В качестве упаковки банки из жести появились еще в XVI веке, но массово стали использоваться в веке XIX-ом. В «жестянки» упаковывали кондитерские изделия, чай, кофе, конфеты. Изготовители продукции «превосходного качества» получали право изображать на своей упаковке государственный герб – двуглавого орла. Он сопровождался надписью «Поставщик Двора Его Императорского Величества». 

Среди экспонатов Глазовского краеведческого музея такой герб красуется на жестяной банке «Монпансье смЂсь. Товарищество Ландринъ» (г. Москва. Нач. XX в.) и коробке из-под сладостей «Жоржъ Борманъ. 1896» (г. Москва. Кон. XIX в.).  Богато украшенные, банки и коробки из жести были настоящими произведениями искусства. Недаром они становились настоящим украшением кухонь; хозяюшки хранили в них разные съестные припасы. 

В советское время такой вид упаковки не потерял актуальность. Банки и коробки из жести особенно полюбились производителям парфюмерно-косметической сферы.
В – ваза
Ваза – предмет хорошо известный всем. Одним своим видом она помогает создать в доме уют. Нет границ фантазии мастеров, изготавливающих эти сосуды для букетов. Вазы бывают широкие и узкие, высокие и низкие, стеклянные, хрустальные, керамические, фарфоровые, деревянные, пластиковые и даже каменные…

Ваза, которая хранится в нашем музее, своим видом изумляет многих. Не всем сразу удается догадаться, для чего предназначена эта низкая широкая чаша с трубочками-цилиндрами внутри. А использовалась она для создания икебаны: цветы, ветки и зелень устанавливались в трубочки в центре вазы.

Представленная ваза датируется серединой ХХ века. Традиционное японское искусство компоновки букетов пришлось по душе советским хозяюшкам. Поэтому отечественная промышленность время от времени выпускала ограниченные партии этих причудливых ваз.
Г – Гырк, гырккес
Так у удмуртов назывался специальный детский стульчик. В него заботливая мать усаживала малыша, который только начинал сидеть и ползать. Массивная «дуплянка» удерживала непоседливого кроху на месте, позволяя его маме заниматься домашними делами. Чтоб ребенок не заскучал и не заплакал, гырк часто ставили к лавке, на которую выкладывали разые игрушки: берестяные и деревянные погремушки, куклы-закрутки, черепки от ломаной посуды и т.д.

Производство такого стульчика – дело нехитрое. Ствол дерева распиливали на части и в деревянной чурке выдалбливали отверстие («гырк» в переводе с удмуртского языка означает «дупло»). Внутри укреплялась поперечная доска – сиденье и стульчик готов. Представленный гырк бытовал у удмуртов в начале ХХ века на территории Глазовского уезда. Подобным стульчиком пользовались и бесермяне, которые называли его гӧркес.


Д – дымарь
Этот предмет хорошо знаком каждому пчеловоду. Он предназначен для окуривания пчел дымом, отчего и получил такое название. Пчелы очень боятся дыма, предвестника огня. А потому, едва его учуяв, они становятся спокойными и тихими, стараются спрятаться на дно улья. В это время пасечник может беспрепятственно осматривать пчелиный домик или собирать мед, не опасаясь гнева полосатых тружениц. А еще при помощи дымаря можно окурить улей медицинскими препаратами и таким образом продезинфицировать его изнутри.
 
Дымарь представляет собой металлический корпус с носиком и ручкой. С виду он чем-то напоминает чайник, только действует иначе. В него закладываются деревянные щепки и поджигаются.Сбоку дымаря находятся кожаные меха, которые обеспечивают приток воздуха. Под воздушной тягой топливо тлеет или горит, выделяя дым, необходимый для работы с пчелами.
Е – енот
Эта симпатичная статуэтка была изготовлена на Ленинградском фарфоровом заводе имени М.В. Ломоносова. Интересно, что клеймо «ЛФЗ» на его продукции трактуется как «Ломоносовский фарфоровый завод», так и «Ленинградский фарфоровый завод». ЛФЗ (а ранее – Императорский ФЗ) всегда славился выпуском удивительно красивой, качественной и уникальной продукции. 

Представленный фарфоровый енот создан заводскими умельцами в 1950-60-е годы, когда на смену агитационному фарфору пришли анималистические сюжеты. Расписанные и покрытые глазурью фигурки животных стали забавным повседневным декором почти каждого советского жилища. Украшать ими квартиры считалось престижно, и красноречиво говорило о высоком уровне жизни.

В музей статуэтка поступила в 2015 году из семьи Горбушиной Александры Александровны, врача акушера-гинеколога г. Глазова, Ветерана труда. У этого енота должна быть своя «банда» еще из двух таких же милых товарищей. Возможно, братики-енотики когда-нибудь пополнят дружную семью музейных экспонатов.

Ё – ёлка полиэтиленовая новогодняя
Традиция устанавливать ёлку под Новый год в быт простых советских граждан вернулась в 1935 году, после нескольких лет гонений на «рождественское дерево» со стороны властей. С тех пор именно ЁЛКА (а не ель – дерево языческих поклонений) стала неизменным символом наступающего нового года. 

Первые советские искусственные ёлки стали делать в 1960-х годах из дешевой «пластичной массы». Их иголки выглядели очень неестественно, плоско и заурядно. И всё же, такие ёлки сразу стали популярными. Они не сыпали иголки на пол и могли прослужить своим хозяевам не один год. И хотя пластиковые реплики не могли конкурировать по красоте с живыми деревьями, практичность и дешевизна победили. Недостатки скрывали игрушки и мишура, «дождик» и серпантин, коими ёлки обильно украшали. Макушку дерева венчала красная пятиконечная звезда – официальный символ Советской России.
Ж - жбан
Так называется деревянный сосуд с крышкой и ручкой, предназначенный для хранения напитков. От прочей бондарной утвари его отличает небольшой носик. 

Северные удмурты пользовались этой посудой вплоть до середины прошлого века, и называли они её «Сур бекче» – бочонок для пива. Удмуртское пиво – это сладкий и густой слабоалкогольный напиток, который хорошо утолял жажду. Готовили его из солода и хмеля, как правило, к праздникам. Приготовленный сур наливали в жбан, который отлично сохранял температуру напитка. Такой бочонок брали с собой и в дорогу, отправляясь, например, в гости в соседнюю деревню. Ручка на жбане позволяла его переносить даже на дальние расстояния, а плотно подогнанная крышка удерживала жидкость от проливания.

Изготавливали жбан из сосновых, реже дубовых дощечек-клепок. Если нужного дерева не было, то могли сгодиться ель, пихта или береза. Придонные части скрепляли обручами из прутьев ивы или черемухи. Сверху на крышке просверливали небольшое отверстие, которое потом закрывалось пробкой. Если она на месте, то бочонок становился почти герметичным. Но стоило убрать пробку, и пенистый напиток легко разливался по кружкам.
З – зажим для пионерского галстука
На заре пионерского движения одним из атрибутов формы был специальный зажим, которым скреплялись концы пионерского галстука. Элемент этот был желательным, но не обязательным. 

Пионерский зажим был наполнен различными зашифрованными символами. Пять поленьев костра означали пять континентов. Три язычка пламени – Коминтерн (3–й Интернационал). Всё вместе – сгорающие в пламени Коминтерна пять континентов – Мировую Революцию. Серп и молот – орудия крестьян и рабочих, которые являются основой советского государства. «Будь готов!» - призыв и лозунг пионеров. Скрепление же галстука зажимом означало скрепление единства пионеров, комсомольцев и коммунистов -трех поколений, которые этот галстук символизировал.

В конце 1930-х годов пионерские зажимы неожиданно исчезли. Началось все в 1937 году, когда на волне массовой шпиономании на безобидном зажиме «разглядели» букв «З», означавшую «врага народа» Зиновьева, и даже профиль самого Троцкого! И хотя специальная комиссия НКВД опровергла эти домыслы, зажим так и не вернулся в обиход. К этому времени насыщенная символика пионерского зажима тоже стала неактуальной: речи о мировой революции уже не было, да и сам Коминтерн впоследствии был распущен.

И – изү (татарский женский нагрудник)
Набор нагрудных украшений у татарских женщин был богат и разнообразен. С одной стороны, это связано с общемусульманским взглядом на женщину-жену: чем больше на ней украшений, тем выше материальный достаток и общественное положение мужа.С другой стороны, обилие украшений связано с религиозно-магическими представлениями: это дополнительная «защита» от разнообразного магического зла.

У женщины-татарки, кроме шейных и шейно-нагрудных украшений, которые она могла и не носить, были и обязательные. К таким, прежде всего, относился нагрудник «изү».Он был тесно связан с женской рубахой, и, по сути, являлся ее составной частью: татарские мастерицы изготавливали нагрудник, чтобы скрыть грудной разрез платья. А украшали его орнаментами из позумента, шёлковыми лентами, мелкими нашивными украшениями в виде монет, блях, пуговиц, бусин и т. д.
К – копоушка
В археологической коллекции нашего музея есть изумительный предмет – копоушка. По его названию, нетрудно догадаться, что предназначался он для чистки ушей. Однако эта туалетная принадлежность не так проста! 
 
Копоушки бытовали с VIII по XIII века у древних удмуртов, живших по р.Чепце. На чепецких городищах таких изделий найдено более четырехсот. Копоушки внешне различаются: костяные и бронзовые, плоские и круглые, трех-, четырех-, пяти- и шестигранные. Но у всех есть общая черта: в нижней половине они сужаются и заканчиваются маленькой ложечкой. Видимо, размер этой ложечки и подтолкнул ученых предположить, что предназначались они для личной гигиены. Отсюда такое забавное название.

Копоушки, как правило, искусно вырезаны из кости, тщательно отполированы и украшены тонким резным орнаментом. Поэтому не удивительно, что средневековые модницы носили их как украшение. А тщательность изготовления и изящный декор позволяют предположить, что копоушки служили и оберегами, призванными охранять своих владельцев от возможных бед.Иногда на копоушках встречается зооморфный рисунок, например, головы коней, что по поверью дополнительно усиливало магические свойства оберега.

Интересно, что «ушные ковырялки» или «уховертки» были известны многим народам. В памятниках археологии они встречаются с VIII в. до н.э. по XV в. н.э. В быту же их использовали вплоть до XIX в. Даже в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона от 1902 года в разделе «Ухо, болезни его» написано: "Серные пробки вухе, которые притупляют слух и вызывают явления раздражения, должны быть удаляемы не ушными ковырялками, которыми можно повредить слуховой проход, а с помощью ваты или теплой воды; иногда эти пробки так крепко сидят, что приходится прибегать к помощи ушного врача".
Л – Лампа керосиновая
Керосиновая лампа – это светильник, который работает на основе сгорания керосина. Ею пользовались повсеместно со второй половины XIXвека до появления электрического освещения.

Принцип действия лампы прост: внутри светильника есть ёмкость, в которуюзаливается горючее вещество – керосин. В неё вставляется фитиль – хлопковый шнур, по которому жидкий керосин поднимается к зоне горения. По мере сгорания фитиля его необходимо регулировать –поднимать и подрезать ножницами неровные края. От высотыи толщины фитилязависит яркость лампы: чем он выше и шире, тем ярче будет гореть и лучше освещать помещение. Чтобы пламя не погасло или, наоборот, не стало причиной пожара, горелка лампы закрывается стеклянным плафоном. А чтобы лампу было удобнее переносить, вся «начинка» снабжается каркасом. Иногда благодаря ему лампа приобретает причудливые очертания.

В нашем музее хранится необычный светильник в виде страшной головы мифического существа. Вероятно, эта лампа изображает Кобольда. Так в германской мифологии называется дух-хранитель домашнего очага. Название «кобольд» означает «владыка помещения» и приблизительно соответствует русскому домовому. Кобальдов относят к особому виду эльфов и описывают безобразными карликами с большими заостренными ушами. Обычно это добродушное существо, которое постоянно возится и шумит. Иногда он может подшутить над людьми. Но если почувствует пренебрежение к себе, то может устроить в доме беспорядок. 

Несмотря на необычный внешний вид, конструкция лампы традиционна: внутри головы-подставкиразместился стеклянный сосуд для керосина, в который опускали фитиль горелки. На лампе нанесена надпись «15'''», которая означает, что перед нами светильник с фитилемшириной 15 линий. Линия – это старинная единица длины, равная ширине пшеничного зерна (2,54 мм). То есть ширина фитиля лампы-«пятнадцатилинейки» почти 4 см, что обеспечивало яркое освещение.

Наша настольная лампа изготовлена в начале ХХ века знаменитой немецкой фирмой «HugoSchneider». На этом предприятии керосинки изготавливались вручную с 1863 года. Год от года производство разрасталось. Фирма стала называться «HASAG» (сокращение от «HugoSchneiderAktiengesellschaft»). С 1932 года она стала крупным поставщиком вооруженных сил Германии, производила боеприпасы для стрелкового оружия, морские мины, а также знаменитый «фауст-патрон» (первый противотанковый гранатомёт). После окончания войны в 1947 году фирма «HASAG» была уничтожена.

Производства мастерских Хуго Шнайдера были запатентованы в России в начале ХХ века как «Б.Ш.Д.» — «Акционерное общество Брюнеръ, Шнайдеръ, Дитмаръ». Сюда вошли фабрики, которые изготавливали лампы и горелки, на которых чеканили надпись «Полярная звезда». В годы Первой мировой войны предприятие изготавливало для русской армии пуговицы и бляхи для ремней с клеймом «БШД».
М – Муӵко / му[тш]ко
Муӵко – удмуртская заплечная берестяная люлька. В прежние времена таких понятий, как «декретный отпуск» или «отпуск по уходу за ребенком» не существовало. Уже через несколько дней после родов женщина возвращалась к выполнению привычных обязанностей. Но если дома ребенок находился под присмотром матери или старших сестер и братьев, то как быть в разгар деревенской страды? Уходя на работу в поле или в лес, женщина брала грудничка с собой. И здесь, как нельзя кстати, приходилось муӵко.

Муӵко – это заплечный короб на лямках. Его плели и сшивали из бересты и луба. Козырек люльки защищал ребенка от прямых солнечных лучей, а береста хорошо пропускала воздух. От насекомых, солнца и дождя малыша защищал небольшой полог, которым муӵко прикрывали сверху. Это могли быть специально приготовленная занавесочка, плотный холст или женский фартук. По краю полог нередко обшивался полосками шелковой вышивки и прихватывался красной нитью.

Благодаря лямкам муӵко надевалось так, что спинка люльки прижималась к телу. Нагрузка распределялась равномерно, что помогало женщине сохранить красивую осанку. При этом руки оставались свободными. Идя, к примеру, на жатву, она могла нести в руках серп («кусо»), туесок с квасом или корзинку со снедью. О большой роли муӵко в жизни удмуртов известный этнограф Н.Г. Первухин писал в своих исследованиях: «вотские (удмуртские) женщины носят маленького ребенка в муӵко всюду: и в поле на работы, и в церковь, и в гости».
Н – набор инструментов и линз для подбора очков
Набор инструментов и линз для подбора очков принадлежал Михаилу Андреевичу Корчёмкину (1897 – 1980 гг.). М.А. Корчёмкин – Заслуженный врач Удмуртской АССР (1942 г.) и РСФСР (1950 г.), посвятивший свою жизнь лечению людей от глазных болезней, в первую очередь – от трахомы. Это инфекционное заболевание глаз, известное как «болезнь грязных рук», в тяжелых случаях приводит к полной слепоте. До середины ХХ века от трахомы страдало более половины удмуртского населения.

Вернувшись в Глазов в 1923 году после обучения в Казанском университете, Михаил Корчёмкин направил все силы на лечение населения от трахомы. В разные годы он возглавлял трахоматозный детский дом, Глазовский уездный отдел здравоохранения, Глазовский районный глазной пункт, трахоматозный диспансер. За годы работы Михаилом Андреевичем были проведены десятки тысяч операций по предупреждению слепоты и оказанию помощи слепым. Также он проводил курсы гигиены, беседы, читал лекции о профилактике глазных заболеваний. При работе с местным населением,врачу  помогало знание удмуртского языка.Благодаря усилиям М.А. Корчёмкина в Глазове было создано первое глазное отделение на 20 коек, открыты курсы подготовки медицинских сестер, позднее преобразованные в медицинское училище. Здесь в течении 25 лет он читал лекции по глазным болезням. Десятки молодых врачей начали свою работу в глазном отделении Глазовской больницы и трахоматозном диспансере под руководством М.А. Корчемкина. Он и его ученики сыграли большую роль в ликвидации трахомы и развитии офтальмологии в Удмуртии. За многолетнюю и плодотворную работу в области здравоохранения М.И. Корчёмкин награжден Почётными грамотами, Орденом Трудового Красного Знамени, Орденом Ленина, юбилейной медалью «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина».

Представленный набор инструментов и линз в 1923 году М.А. Корчёмкину подарил главный окулист Министерства здравоохранения, профессор А.С. Савваитов. Произошло это на Первом Всероссийском съезде здравоохранения. Этот подарок прослужил Михаилу Андреевичу не один десяток лет. В настоящее время он бережно хранится в фондах нашего музея.

О – орехокол
Этот предмет, как следует из его названия, предназначен для раскалывания орехов, а точнее, их твердой скорлупы. Однако, от большинства своих собратьев, выполненных в виде массивных щипцов, представленный орехокол сильно отличается. Он больше похож на печать или шахматную фигуру. В паре с увесистой «пешкой» идет небольшая круглая наковаленка с углублением в центре. В эту «ямку» и укладывается  орешек, причем, неважно какого размера - будь то грецкий или фундук. Чтобы добыть вкусное лакомство, остается лишь ударить по нему фигуркой-«пешкой». С этой задачей мог справиться даже ребенок.

К сожалению, на орехоколе нет клейма, способного пролить свет на историю его создания. А вот пользовались им в семье глазовского священника, дочка которого, Т.В. Крошникова, и принесла его в музей.
П - печати сургучные
Печати в современном мире – дело привычное. Ни одна важная сделка или значимый договор без них не обходится. Менее известны печати сургучные. Но именно они скрывали самые интересные и сокровенные тайны.

Дословно «сургуч» переводится как «воск для запечатывания». При нагреве (от 60 до 90° С) он плавится и становится пластичным, а при остывании вновь приобретает прочность и стабильную форму. Это позволяет ставить на сургуч печати, которые сложно подделать. Обычай запечатывать таким образом важные государственные письма пришел в Европу еще в средние века, а до России «добрался» в конце XVII века. Постепенно этот способ конфиденциальности перестал быть только государственным, и вошёл в обиход обычных людей. Свои «знаки отличия» появились у купцов и монастырей, служилых и частных людей. 

В фондах нашего музея хранятся несколько сургучных печатей. Они отличаются формой и размером. Мастера старались перещеголять друг друга в изяществе своих изделий. А потому каждая такая печать хоть и проста, но элегантна и изыскана. Она представляет собой матрицу, где выгравирован «обратный» (зеркальный) рисунок – чтобы при оттиске на сургуче оставалось правильное изображение. Зачастую оттиск – это монограмма (вензель) из начальных букв имени и фамилии. Один из таких штампов – «Печать ведерной лавки №3 П.Ф. Васильева». Подробно о ней мы рассказали в сюжете «Городские истории. О продаже вина и питей». Ещё есть у нас полковая печать артиллерийских войск с изображением герба, знамён, пушек, барабана и горна. Время и место использования, а также владелец печати в настоящее время устанавливаются.

Р – ручка перьевая «Ракета»
Ручка – это одна из самых распространенных письменных принадлежностей.Первые перьевые ручки с металлическим наконечником появились в Европе в конце XVIII века. Они пришли на смену заостренным гусиным перьям. Перед своими предшественниками имели ряд преимуществ: более тонкий след, удобство применения, прочность и долговечность, их не надо было постоянно «чинить». Одно осталось неизменным – прежде, чем писать, кончик пера нужно было опускать в чернила. Настоящим прорывом стало изобретение в 1883 году автоматической перьевой ручки. Льюис Ватерман из Нью-Йорка сконструировал ручку с внутренним резервуаром для чернил. Такую ручку нужно было регулярно заправлять пишущей жидкостью, по мере того, как она заканчивалась. Для этого перо ручки опускали в чернильницу, понемногу поворачивали специальный поршень, и чернила поднимались вверх. Перьевые авторучки быстро распространились по всему миру и просуществовали до вытеснения их шариковыми "сестрами". В нашей стране это произошло в 1970-х годах.
 
Представленная автоматическая перьевая ручка выполнена в виде ракеты. Она изготовлена в память о первом в истории полете с Земли на Луну: 14 сентября 1959 года советская ракета достигла поверхности Луны.  Ручка произведена на Ленинградском заводе «Союз» - первом предприятии в России, которое выпускало канцелярские изделия. До его открытия в 1924 году всё необходимое, вплоть до скрепок и кнопок, приходилось ввозить из-за границы.

С – сторож для молока
Этот алюминиевый диск еще недавно был в каждой советской семье, но сегодня для большинства людей является предметом-загадкой. В инструкции к нему говорится, что он гарантирует кипячение молока без надзора! «Сторож» нужно опустить на дно кастрюли выпуклой стороной вверх и налить молоко (не выше, чем на 3 см от края). Накрывать крышкой не рекомендуется. Если емкость кастрюли превышает 3-4 литра, то следует положить два «сторожа», укладывая их на дно ближе к центру. 

Каким же образом «сторож» караулит молоко? При закипании в молоке образуется множество пузырьков пара, которые схлопываются, не достигнув поверхности. За счет этого оно поднимается и «убегает». А «сторож» собирает эти пузырьки вместе и выпускает скопившиеся газы одним крупным пузырем. При этом он громко стучит по дну и зовет хозяйку (или хозяина), извещая, что пора снимать кастрюлю с плиты.

Т – такья
Такья – это общее название холщовых девичьих шапочек у удмуртов и бесермян, проживающих на территории Удмуртии, Марий Эл, Татарстана и Кировской области. Между собой они различаются формой, размером и степенью украшения. Древние экземпляры обнаружены в археологических памятниках IX - XII вв., наибольшее распространение этот головной убор получил в XIX веке. В первой четверти ХХ века такья постепенно вышла из употребления и в настоящее время является раритетом, семейной реликвией или музейным предметом.
 
Представленная такья бытовала в Глазовском уезде Вятской губернии в конце XIX века у бесермян, которые называли её «Йылотакья» или «Такья с верхушкой». Такую шапочку с 15-16 лет носили девушки на выданье, у которых уже был готов сундук с приданым. Эта такья была украшена богаче, чем шапочка маленькой девочки. На макушке имелась шишечка в виде столбика (которой не было в удмуртском варианте шапочки). От нее расходились радиусами полоски бисера, деля верх такьи на шесть частей-секторов. Каждый из этих секторов обшивался мелкими монетами. Верхняя куполообразная часть ограничивалась снизу рядом белых раковин каури. На околыш, облегающий голову, нашивали белый, красный и черный бисер и серебряные монеты. Сзади, поверх косы, спускали шнурок с украшениями. По сторонам шапочки пришивали по нитке бисера с монетами; они свободно висели на висках и заменяли девушке серьги.

Такью девушки надевали на гулянья и в праздники. Она играла роль «маячка» для будущих женихов, извещая их не только о готовности девушки выйти замуж, но и о материальном положении невесты: чем богаче украшена шапочка, тем богаче невеста и её приданое. Состоятельным девушкам приходилось нелегко, так как вес головного убора мог превышать 1 кг.
У – унты лётчика
Унты –это сапоги на толстой войлочной подошве, внутри и снаружи утепленные собачьим мехом. В годы Великой Отечественной войны они были частью формы военного летчика, которая также включала меховые брюки, гимнастерку, куртку на меху и шлем. 
 
Эти унты принадлежали Артемию Демидовичу Торопову (1915 – 2005 гг.) – Герою Советского Союза, Почетному гражданину г. Глазова и Удмуртской республики. Военную форму Артемий Демидович носил с 20 лет, когда стал курсантом Краснодарского военно-авиационного училища. После окончания учебы он поступил на службу в действующую армию. В годы Великой Отечественной войны старший лейтенант А.Д. Торопов воевал штурманом авиазвена, затем штурманом эскадрильи дальних бомбардировщиков. Артемий Демидович – участник обороны Москвы, Ленинграда, Сталинграда, громил фашистов в Севастополе, Одессе, Харькове, войну закончил в польском городе Люблине. За годы войны Торопов совершил 247 боевых вылетов, из них 236 ночью, 11 – днем. После окончания войны он продолжил служить в авиации до выхода в запас в 1958 г. За годы службы награжден двумя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени и орденом Красной Звезды, многими медалями.

Ф – форма для пасхи
Раз в годк празднику Светлой Пасхи, православные готовятразнообразные кушанья и лакомства, среди которых обязательно должны присутствовать куличи, крашеные яйцаи творожная пасха. Для приготовления последней нужна специальная разборная форма – пасочница. Она придает кушанью вид усеченной пирамидки, которая символизирует Гроб Господень.

В нашем музее хранится деревянная форма для приготовления пасхи начала ХХ века. Состоит она из четырех дощечек, скрепленных вместе. Снаружи она никак не украшена. Зато на её внутренней стороне вырезаны крест, цветы и листья - символы возрождения жизни. Часто на пасочнице вырезали буквы «ХВ», означающие «Христос Воскресе!». Эти рисунки и надпись потом отпечатывались на готовой пасхе. 

Так как же готовили лакомство? Брали творог, сливочное масло, сливки или сметану, изюм, орехи, пряности, яйца. Ингредиенты измельчали, смешивали, укладывали в пасочницу, застланную влажной марлей. Форму под небольшим гнетом ставили на 12 часов на холод (но не на мороз!). Выждав положенное время, пасочницу снимали с холода, ставили широким основанием на блюдо и разбирали,амарлю аккуратно снимали с готовой пасхи, чтобы не повредить рисунки. Вместе с другими пасхальными блюдами пасху освящали в церкви и подавали к праздничному столу. 

Творожные пасхи и сегодня готовят по старой технологии, только вместо деревянных пасочниц используют пластиковые.
Х – хлыст
Одно из определений этого слова звучит так: вспомогательное средство управления лошадью.
 
В нашем музее хранится хлыст, который относится к «старым поступлениям», то есть принят на учет около полувека назад. Он представляет собой гибкий стержень, сплетенный из тонких полосок кожи. Начинаясь короткой толстой рукояткой, он постепенно сужается. Имеет петлю для надевания на руку. Общая длина изделия составляет ровно 1 метр. 

Существует несколько разновидностей хлыстов, которые различаются длиной. К какому виду относится представленный хлыст?

С одной стороны, он полностью подходит под описание хлыста - шамберьера: «упругая, сплетенная из ремней плётка». Такие орудия можно увидеть в руках циркового дрессировщика, погоняющего на манеже лошадей. Но длина его должна составлять несколько метров. А наш хлыст от кончика до рукоятки всего 80 см. Потрепанный кончик хлыста может говорить о том, что он просто разорвался. 

С другой стороны, он может нагайкой, как называют короткий хлыст казаки. Но нагайка на конце плети должна заканчиваться «шлепком» - специальной кожаной бляшкой, чтобы при сильном ударе не травмировать шкуру лошади относительно тонким кончиком плети. Так, где же тогда эта бляшка на нашем хлысте? Оторвалась? 
 
Пока не удалось установить к какому виду хлыстов относится наш. А потому этот предмет мы называем просто – хлыст.
Ц – цирконий
Цирконий – 40-й элемент таблицы Менделеева, редкий металл серебристо-белого цвета с желтым оттенком. Выделять цирконий из природного циркона научились еще в начале XIX века, но массовое производство началось только в ХХ-ом. Благодаря своим исключительным свойствам – прочности, высокой коррозионной стойкости и способности задерживать радиацию – цирконий незаменимый конструкционный материал для атомных реакторов электростанций и ядерных установок морского флота. Кроме того, цирконий находит применение в химическом машиностроении, электровакуумной, ракетной и авиационной технике, в медицине. Его используют в автомобильной, металлургической и пищевой промышленности. 
 
В нашем краеведческом музее хранится коллекция предметов из циркония и его сплавов, произведенных на Чепецком механическом заводе в начале 2000-х годов. 
 
Чепецкий механический завод в городе Глазове входит в структуру Росатома «ТВЭЛ». Это единственное в стране предприятие, производящее металлический цирконий ядерной чистоты. Сегодня оно контролирует около 18% мирового рынка по своему профилю.

Продукция из циркония сходит с конвейера завода в самом разном виде: слитки, прутки, трубы, листы, проволока, конструкционные материалы и комплектующие для тепловыделяющих сборок и т.д. Небольшая часть циркониевого производства - это сувенирная продукция всевозможных цветов и оттенков: бижутерия, столовые приборы, винные и коньячные сервизы и другие декоративные изделия.


Ч – чесалка для шерсти
Из чего делают теплые носочки или варежки? Конечно, из натуральной шерсти.Но прежде, чем состриженная шерсть станет пушистым облаком, из которого получатся нити для будущей одежды, её необходимо очистить и взбить. Отличным помощником в этом деле являются чесалки для шерсти. 

Чесалки – большие деревянные расчески с металлическими зубьями, посаженными плотными рядами. Представленные «орудия» переданы музею в 1990-е годы студентами Глазовского государственного педагогического института, которые под руководством Сыркиной Инны Андреевны работали в этнографической экспедиции в Красногорском районе Удмуртии. 

Удмурты, как правило, разводили две породы овец (по-удмуртски «ыжъёс»)–булгарскую и романовскую с грубой не длинной, но густой шерстью коричневого или серого окраса. Весной и осенью состригали их меховые шубки, получая в целом от 800 до 1200 гр. шерсти с каждого животного. Собранную шерсть перебирали, очищали от мусора и репьев. Затем взбивали чесалками, помещая шерсть на одну из них, а второй, проводя в противоположном направлении, как бы расчесывая. Такая подготовленная шерсть и становилась основой для ниток будущих шапочек, носочков, рукавиц и прочей теплой одежды.
Ш – шимакш/шымакш
Среди множества музейных предметов на букву «Ш» особо выделяется марийский головной убор –шИмакш (как называют его луговые марийцы) или шЫмакш (как в русскоязычной литературе указывается написание восточных марийцев). В прежние времена его носили замужние женщины, причём по-разному: луговые марийки - на темени, повязывая поверх шимакша платок или косынку, а восточные надвигали шымакш почти на лоб.

Чтобы закрепить шимакш на голове, марийка скручивала часть волос в тугой пучок и крепила на него небольшой берестяной конус. Поверх этой конструкции и надевался шимакш, верхние концы которого были сшиты в виде колпачка. Богато украшенный вышивкой, тесьмой, серебряными монетами, бисером, пуговицами, бахромой и кистями этот головной убор был красой и гордостью его обладательницы.

Время создания нашего экспоната можно отнести к первой половине ХХ века, так как пришитые монетки датированы 1862-1923 годами. В музей же он поступил в 2012 году от Р.В. Перевозчиковой. Раиса Васильевна родилась в 1920-м году в д. Кыпка Глазовского уезда Вотской автономной области, в крестьянской семье. Свою жизнь она посвятила педагогике, за доблестный труд награждена медалью «100-летие со дня рождения Ленина», значком «Отличник народного просвещения».
Щ - щипцы для завивки волос
Во все времена женщины стремились быть красивыми. Особое внимание всегда уделялось волосам: длинные укоротить, короткие отрастить, кудрявые распрямить, а прямые завить. В конце XIX – первой половине ХХ века с последней задачей помогали справиться щипцы для завивки волос. Чтобы получить желаемые локоны, этот прибор нагревали на огне или на газовой горелке. Затем прядь накручивали на стержень и зажимали её. Такая завивка требовала особой осторожности: раскаленными щипцами можно было сжечь волосы. Чтобы избежать неприятностей, нагретые щипцы подносили к бумаге, проверяя степень нагрева. Если бумага немного темнела, волосы можно было смело завивать. 

Изобрел дамского чудо-помощника для создания причесок французский цирюльник Марсель Грато в 1880 году. Поначалу завивка щипцами была дорогой салонной процедурой. Спустя 15 лет парикмахер запатентовал свое изобретение, и прибор для завивки волос постепенно распространился по всему миру. Стоил он достаточно дорого, но всё же стал неизменным спутником всех модниц. Продолжалось это до тех пор, пока на смену щипцам не пришла электрическая плойка.
 
Представленные щипцы для завивки волос принадлежали Н.Я. Деветьяровой (Касимовой) 1918 г.р., уроженке д. Нухрат (ныне село Карино Слободского района Кировской области). Согласно клейму изготовлены они были Аксентьевской артелью Нижегородской (Горьковской) области в 30-х годах XXвека.

Э – эспандер
Эспандерами называются разнообразные спортивные тренажеры, которые развивают определенные группы мышц. 

Представленный эспандер – кистевой. Он сжимается кистью руки и помогает развить мышцы предплечья,чтобы при случае наградить собеседника крепким рукопожатием. Внешне тренажер напоминает футляр от чего-либо, но не разбирается на части. Внутри у него находится тугая пружина, которая удерживает его составляющие вместе, и она же сгибается при сжатии тренажера в руке. Компактный, легкий, но прочный, такой эспандер был частым спутником советских мужчин. Сегодня ему на смену пришли эспандеры разнообразного броского дизайна.

Ю – ю
«Ю» - это не только буква, но и целое слово, которое с удмуртского языка переводится как зерно, а также: посевы, хлеба; зерновые; хлеб (в общем понимании). К примеру, «ю-тысь» переводится как зерно семенное, а «ю-нянь» – хлебное зерно, то есть то, из которого вырастет хлеб. 

В экспозиции Глазовского краеведческого музея хранится зерно, найденное при раскопках древнеудмуртского городища Дондыкар. Существовало городище в IX – XIII века, и по преданию, владел им удмуртский богатырь Донды. В 1926-1939-е годы здесь велись археологические раскопки, в ходе которых в сгоревшей зерновой кладовке были обнаружены остатки зерна. Подвергшись воздействию огня, зерно не испепелилось полностью, но обуглилось и за счет этого перестало разлагаться. По другой версии, обуглившееся зерно – результат его «самосогревания», когда в результате естественного повышения температуры оно темнеет, зерновая масса теряет сыпучесть и превращается в монолит. При этом полностью утрачиваются посевные, хлебопекарные и другие технологические качества. Как бы то ни было, чуть менее века ю - экспонат остается в неизменном виде.
Я – Ящик
В Глазовском краеведческом музее экспонируется ящик, предназначение которого пока остается загадкой.Судя по надписи на внутренней стороне крышки, принадлежал он некому В.Жуковскому из Санкт-Петербурга. 
 
По одной из городских легенд, принадлежал он поэту Василию Андреевичу Жуковскому, который в 1837 году сопровождал цесаревича Александра Николаевича в его поездке по Российской империи. Будущий император со своей свитой проехал по всему Сибирскому тракту, не миновав и наш город. В Глазове заночевали в доме купца Ивана Волкова. А наутро, отстояв молебен в храме Преображения, отправились дальше осматривать страну, которой цесаревичу предстояло править. Говорят, в спешке, наверно, и забыл поэт свой чемодан в доме купца. 
 
К сожалению, эта легенда не выдерживает исторической критики. Не может этот ящик быть чемоданом того самого Жуковского. Ведь в музей его принесли с Глазовской железнодорожной станции из числа забытых вещей. А железная дорога прошла через наш город в 1898 году, много позже приезда сюда цесаревича со свитой. То есть не мог Василий Андреевич, путешествовавший по России в конном экипаже, забыть свой чемодан на станции железной дороги, которой тогда и в помине не было.
 
Так что это за ящик и для чего был предназначен? Есть несколько версий. В местной газете «Камско-Чепецкий край» от 23 марта 1912 года читаем объявление о продаже нефтяных шведских двигателей «Атласъ» для мельниц и промышленности. Продавец – В. Жуковский, конторы которого находились в С.-Петербурге, Москве и Перми. Возможно, в нашем ящике перевозили те самые двигатели или запчасти к ним. А может инструмент. Тяжелый вес ящика, а так же наличие внутреннего замка (который, был утерян) дает также возможность предположить, что ящик использовался в качестве сейфа. Дискуссия остается открытой. 
 
Автор: Е.О. Тугбаева, научный сотрудник музея отдела истории.

👁 254

up