«Это радость со слезами на глазах...»

Томительное ожидание

Май 1945-го... Шел четвертый год Великой Отечественной войны. Сводки Совинформбюро сообщают о жестоких боях Красной армии уже на территории врага. 2 мая была окончательно взята штурмом столица гитлеровского «рейха» – Берлин.

В эти весенние дни люди по всему Советскому Союзу с особым нетерпением и тревогой ожидали вестей с фронта. Только после полного разгрома нацистской Германии можно было надеяться, что родные и близкие вернутся с войны домой, а голодное военное лихолетье наконец-то уйдет в прошлое.
Вид на центральную часть города Глазова с пожарной каланчи. Слева - обезглавленный Преображенский собор. 1940 год

Ждали конца войны и в Глазове – маленьком удмуртском городке на берегу реки Чепцы. Как вспоминал глазовчанин Борис Корнеев, «с вечера 8 мая 1945 года среди жителей нашего дома распространилась нервозная возбужденность – предчувствие чего-то важного. Мама с почты пришла домой очень поздно и сказала, что связь в городе подготовили для передачи важного правительственного сообщения, которое должно случиться с минуты на минуту. Никто в доме не спал...»

Конец войне

9 мая в 6 часов утра по московскому времени из всех радиорепродукторов послышался раскатистый голос диктора Левитана, зачитывающего долгожданный указ Верховного Главнокомандующего Сталина 

«...8 мая 1945 года в Берлине представителями германского верховного командования подписан акт о безоговорочной капитуляции германских вооружённых сил. Великая Отечественная война, которую вёл советский народ против немецко-фашистских захватчиков, победоносно завершена, Германия полностью разгромлена...»
Плакат 1945 года

По радио также был зачитан Указ Президиума Верховного Совета СССР, объявивший 9 мая праздником победы и нерабочим днем. 

Геннадий Воронцов, учившийся тогда в одной из глазовских школ во втором классе, запомнил 9 мая 1945-го таким: «Проснулся я в то утро от неожиданно возникшего громкого звука. Громыхала черная тарелка репродуктора. Я раскрыл глаза – и тут же закрыл снова. Яркое солнце ослепила меня. Успел увидеть только, что мама стоит, обратившись к тарелке, будто к иконе, и плачет.

Сон мигом улетучился. Я вскочил. Голос наполнял торжественный голос Левитана. Мама обернулась ко мне:

- Вот и кончилась эта проклятая война! А папа наш уже не ввернется

В 1942 году мы получили извещение о том, что отец пропал без вести в декабре 41-го...»

И радость, и слезы...

Известие о Победе подняло на ноги миллионы советских людей по всей стране. Бурная радость переполняла их, «выплескивалась через край и гнала на улицу». Как вспоминала студентка Глазовского педучилища Доминика Поздеева, в то утро она «пошла за водой, а на улице – народ, я думала, пожар какой случился. Какие-то дикие крики: «Победа! Победа!», обнимаются, целуются. Я бегом побежала в педучилище, там уже сказали, что занятий не будет. Учителя наши все плачут. Нам устроили митинг, но говорить никто не мог, у всех слезы на глазах...»
Празднование Дня Победы в Советском Союзе. 9 мая 1945 года 

А вот каким 9 мая остался в памяти Людмилы Бабинцевой, преподававшей математику в том же педучилище:

«Когда пронеслась весть о победе, не верилось, что, наконец, война закончилась. Сколько моих одноклассников погибло в той войне!..

Уроки отменили. Все, кто жили не в городе, из педучилища поехали домой, чтобы с родными вместе встретить этот радостный день.

На площади Свободы состоялся митинг. Начался часов в десять утра. Народу стеклось – не пройти, не протолкнуться. Митинг был перед собором. Трибуну установили небольшую...

Старушки возле собора тут же, не уходят, молятся – «Бог спас!» Не разобрать было в этой толпе, кто с кем обнимался, целовался. Тут же рядом со взрослыми на митинге – дети. Прыгают, обнимаются, фуражки вверх бросают... 

А солнце какое было... День был очень теплый, майский, радостный. даже жарко было. Девчата – в летних легких пальто или в жакетах. Какие там модные платья... Слава Богу, что не в телогрейках...
Празднование Дня Победы в Советском Союзе. 9 мая 1945 года

Флаги развесили на домах перед площадью. После митинга откуда-то баяны принесли. И началось гуляние. Танцевали на площади вальс. Краковяк плясали. Помню воина в пилотке. Вот уж отплясывал. Вприсядку. Звучали песни военного времени «Синенький, скромный платочек», «Темная ночь. Только пули свистят по степи», «на позицию девушка провожала бойца»...

Люди гуляли по берегу реки. По набережной. По мосту переходили на другую сторону реки. У каждого с уст не сходило: «Победа!»...»

Салют и бесплатное кино!

По словам Бориса Корнеева, в Глазове «с утра подразделения пехотного училища под оркестр промаршировали на митинг на площадь Свободы. Несколько орудий на конной тяге увезли через мост за речку. Сарафанное радио сообщило – будет салют. Я с такими же сорванцами забрался на крышу собора. Погода накануне была прохладная, а 9 мая с утра повеяло теплом, солнце светило вовсю, народ ликует. Так с крыши собора мы и наблюдали митинг, а затем и салют...»
Дети на дереве перед Преображенским перед собором в г. Глазове. 1950-е годы

Как вспоминал Геннадий Воронцов, «собрались с мальчишками в большом дворе на углу улиц Орлова и Труда. Вопили, кричали ура, а потом всей оравой отправились в центр города на площадь Свободы.

Там уже яблоку негде было упасть. Ликующие лица, со столба звучит бравурная музыка. В городском саду на берегу Чепцы уже кружатся пары.

Как хорошо! Какой бескрайний, надежный покой открывается глазам! Большой паводок уже спал, и только отдельные озерца нестерпимо блестели под солнцем в заречных лугах. Какие-то военные – наверное, курсанты Ленинградского пехотного училища – устанавливали там небольшую противотанковую пушку. Толпа гудела в радостном предвкушении:

- Будет салют!

И верно, скоро раздались холостые, но при этом оглушительные залпы. К ним добавилась стрельба из двух ракетниц. Ракеты падали в мутные воды Чепцы и гасли с шипением.

Пронеслась весть: в кино сегодня пускают бесплатно. Мы рванули к кинотеатру. Показывали «Малахов курган»... Сеансы шли непрерывно. Заканчивался фильм, открывались двери – выходная и входная, состав зрителей менялся, и свет в зале снова гас...»

Фильм «Малахов курган» был снят совсем недавно – в 1944 году. Он был посвящен одному из эпизодов героической обороны Севастополя в годы Великой Отечественной войны и рассказывал о судьбе пяти матросов, сражавшихся с врагом на Малаховом кургане. В главных ролях здесь снимались популярнейшие актеры советского кино – Николай Крючков и Борис Андреев.
Афиша фильма «Малахов курган» (1944).

«Война капут!»

Юный колхозник Геннадий Лекомцев из Балезинского района накануне был отправлен своим бригадиром в город за керосином для тракторов. Подъезжая к Глазову утром 9 мая, он увидел в Никольске «невообразимое зрелище: люди обнимаются, целуются, плачут и смеются, плачут.

Я, ничего еще не понимая, взял котелок и пошел к колонке набрать воды. Ко мне подлетела молодая женщина, бросила ведра и коромысло, крепко обняла меня, расцеловала в лицо:

- Сынок, Победа!

Я ее никогда не забуду...»

Геннадий видел, как по улице Карла Маркса мимо корпусов больничного городка и старинных зданий бывшего духовного училища. «в четком строю по мостовой (единственной на весь город) маршируют воины гарнизона. Командир шагает впереди, высоко подняв знамя части. За ним солдаты, сержанты, офицеры. Духовой оркестр играет, сапоги начищены до блеска, ордена и медали сверкают. И все поют какую-то лихую песню. Кажется, это была «Непобедимая и легендарная»...»
Плакаты 1945 года

Вместе в горожанами окончание войны праздновали и военнопленные. Свыше пятисот немцев, румын, итальянцев, чехов, поляков и австрийцев лечились от ран и болезней в эвакогоспитале № 3779, окруженном забором с колючей проволокой. Сейчас в том краснокирпичном здании на улице Кирова находятся музей и ДЮЦ. 

По словам работавшей там Ларисы Золотаревой, утром 9 мая, после ночного дежурства, она с медсестрой Ниной Поздеевой шла из комнаты отдыха. «А по коридору нам навстречу идут немцы. У них была дистрофия. «Швестер! Швестер! (т.е. - сестра) Война капут!» - радостно кричали они. А мы – в слезы. Обнялись с Ниной, не двигаемся и ревем в голос. Ну, сдали мы смену и домой. А на улице все ликуют!» 

«Вся деревня песни поет...»

В тот майский день бурная волна ликования накрыла с головой и все селения Глазовского района. По словам А. Владыкиной, жившей в деревне Нижняя Кузьма, «в мае 1945 года коровы уже паслись на лугах. Девятого числа вдруг слышим: вся деревня песни поет, и старики, и школьники – все вместе. Глядим – знамена появились, флаги. Кто-то к нам побежал, кричат издалека: «Победа! Победа!»...»

В деревне Шудзя 14-летняя Раиса Булдакова, как обычно, вместе со сверстниками в то солнечное утро пошла в школу. «Кто в лаптях, а кто уже босиком. Трава зеленая, одуванчики цветут.

Видим – над школой красный флаг. Директор Архип Константинович ждет нас на крыльце. Велит построиться в линейку.

Построились, спели гимн. Его мы пели каждое утро. Еще пели «Священную войну», но на этот раз директор нас остановил. Объявил:

- Уроков сегодня не будет. Война закончилась! Бегите домой, скажите родным.

Как мы кричали ура, обнимались, визжали, прыгали! Бежали сломя голову!

Матери и бабушки все были на поле – посевная. Мы кричим издалека:

- Война кончилась!

Они не поверили сначала, потом разревелись. А наплакавшись, снова впряглись в плуги...»

В селе Турецкое Балезинского района колхозники 9 мая тоже «плакали, пели, смеялись, обнимались... На площади собралась вся деревня, вышли и все ученики. С флагами и с песнями прошли через всю деревню и пошли за околицу...»

Но в деревнях всеобщая радость все же не перешла в гулянку. «Назавтра надо было рано вставать – сеять первый послевоенный хлеб...»


Автор: Г.А. Кочин, научный сотрудник музея отдела истории.
08.05.2021

👁 806

Вверх