Павел Николаевич Луппов – историк и краевед

Луппов П.Н. Фотопортрет

3 ноября исполнилось 155 лет со дня рождения Павла Николаевича Луппова, выдающегося российского и советского историка, вятского краеведа, доктора исторических наук, заслуженного деятеля науки Удмуртской АССР (1945 г.).

Он родился 22 октября (3 ноября) 1867 г. в с. Усть-Чепца Вятской губернии (ныне г. Кирово-Чепецк Кировской области), умер 2 февраля 1949 г. в Ленинграде.

Научное наследие П.Н. Луппова поистине огромно: более чем 500 наименований, хранящихся в архивах, музейных и библиотечных фондах Москвы, Санкт-Петербурга, Ижевска, Кирова и Кирово-Чепецка.

Коллекцию книг и рукописей, собранных на протяжении более чем шестидесяти лет, условно делят на четыре темы: история города Вятки и Вятской губернии, история политической ссылки в Вятский край, история народного просвещения, история Удмуртии и удмуртского народа. Последняя тема освещена в более чем 60 работах. Большое внимание исследователь уделил истории христианизации удмуртов «со времени первых известий» до XIX века. Собрал и опубликовал уникальный комплекс архивных документов по нашумевшему судебному делу (1892–1896 гг.) о мултанских удмуртах, несправедливо обвиненных в человеческом жертвоприношении и оправданных благодаря неравнодушному участию публициста и общественного деятеля В.Г. Короленко и знаменитого российского юриста А.Ф. Кони.

Благодаря трудам П.Н. Луппова читатели узнали о просветительской роли в глазовской глубинке известного в конце XIX в. общественного деятеля В.Е. Чешихина, пребывавшего в Глазове в политической ссылке и организовавшего здесь «Литературно-музыкальное и народообразовательное общество» в дни подготовки к юбилею со дня рождения А.С. Пушкина.
Обложка книги
«Луппов П.Н. Политическая ссылка
в Вятский край. М., 1933»

Однако большинству глазовских читателей имя Луппова известно по книге «Документы по истории Удмуртии XV – XVII веков». Книга была издана в Ижевске в 1958 году через девять лет после его смерти. Однако редакторы А.А. Александров, В.Г. Гусев, Р.М. Филимонова совершенно справедливо заключили, что документы, собранные Павлом Николаевичем в архивах Вятки-Кирова, Москвы и Санкт-Петербурга-Ленинграда имеют полное право быть обнародованными. Тем более, что по полноте представленных сведений самого раннего письменного периода жизни и истории нашего края этот список не может сравниться ни с каким иным изданием.
Обложка сборника документов
«Документы по истории Удмуртии
XV – XVII веков. Ижевск, 1958»

Из сборника документов мы узнаем о расселении удмуртов, бесермян, татар и русских в северных районах нынешней территории Удмуртии. Многие документы и аналитические статьи Павла Николаевича освещают социально-экономические отношения между народами и государственной властью. Отдельные документы знакомят с некоторыми подробностями присоединения нашего края в составе Вятской земли к Московскому княжеству, далее – Российскому государству.

Один из самых интересных документов – это первое упоминание о нашем городе «Деревня Глазова за рекою Чепцею» датируется 1678 годом. (Кстати, именно с публикации этого документа начинается сборник «Глазов. Документы и материалы. 1678 – 1989 гг.», изданный в 1992 г.). Как известно, история «рождения» любого селения отсчитывается с первого о нем письменного упоминания. Получается, что город в наступающем 2023 году отметит 345-летие со дня рождения!

Деревня впервые попала в перепись селений формирующегося Русского государства и входила в состав Каринской волости Хлыновского уезда. П.Н. Луппов отмечает, что эта Перепись была проведена писцами М. Воейковым и подьячим (помощник писца) Ф. Прокофьевым. Она оценивается как более полная и разносторонняя по сравнению с предыдущими переписями. Исправно отмечалась национальность жителей: удмуртов, татар, бесермян, русских, учитывалось все мужское население, более точно записан возраст опрашиваемых, отмечены родственные отношения членов «тяглых» дворов. Указанные сведения нужны были для взимания подати феодальным государством с каждой податной единицы – двора. (Подать - форма налога денежными и натуральными платежами, отбыванием повинностей в виде доставления конских подвод для транспортировки грузов, укрепления государственных границ – т. н. «засечных черт», строительства городов, несения солдатской службы – т.н. «стрелецкая подать» и множество других весьма обременительных сборов зависимого класса «землепользователей»).

Что же представляла собой деревня Глазова в 1678 году, которая, по мнению краеведов, располагалась в начале современной улицы Первомайской? Имела свое кладбище. А это значит, что деревня, как минимум, существовала уже лет пять – десять. Кладбище, очевидно, находилось за речкой Шаешур, впадавшей в Чепцу. Русло речки терялось в лесу, простиравшемся вдоль Чепцы по обеим берегам и еще в XIX в. называемом шаймы (сегодня – пустырь на углу современных улиц Толстого и К. Маркса).

1. В деревне указаны 12 самостоятельных дворов, т.е. семейных хозяйств, которые платили подворную подать государству один раз в год, напрямую доставляя натуральные продукты и деньги в Новгородскую четь/четверть (Приказ).
2. 11 дворов из них удмуртские.
3. 1 двор принадлежит татарину, но в нем живет удмуртская семья половника. Половник обрабатывал землю хозяина и расплачивался «исполу», т.е. отдавал хозяину половину урожая.
4. В описание каждого тяглого (податного) двора внесено всё мужское население. В итоге в деревне переписаны 66 мужчин и мальчиков. Если хотя бы удвоим это число для обозначения жителей женского пола, получим цифру 132. Получается, что в деревне проживало не менее 130 человек обоего пола.
5. В переписи не указан возраст хозяев дворов и женатых членов семьи. Для переписчиков этот факт не имел значения, потому что податные обязанности двор выполняет независимо от возраста его членов.
6. Указан возраст неженатых взрослых и младших членов мужского пола каждого двора: Митка 20 лет, Камашко 15 лет, Мамайко 9 лет, Леска 1 ½ году. Эти сведения собирались по расспросам жителей и являются самыми неточными. Дети не знали своего возраста, а взрослые удмурты счет времени вели по-другому. Как известно, в удмуртской традиционной системе летоисчисления линейные отрезки времени, в отличие от циклических, не были тщательно разработаны, и жизнь отдельного человека не всегда конкретизировалась годами ар, а вмещалась в отрезки улон (жизнь, жизненный отрезок, судьба), вапум, даур, гумыр (в современном удмуртском языке означают век).
7. Возрастные сведения (самому младшему мальчику Азманко полгода, самому старшему юноше Алешке 20 лет) позволяют предположить, что население в деревне не старое, вероятно, не старше 40 – 45 лет.
8. Указаны родственные отношения членов двора: у него дети Асылко да Чюпка; у него ж внук Азманко; у него брат Палдышко. Это было важно, чтобы установить податную способность тягла.
9. Из 12-ти отмеченных фамилий (родовых/семейных имен) Терехин упоминается в 6-ти дворах, Посегов/Пасегов – в 2-х дворах, Ядысев/Едычев – в 2-х дворах, по одной – Первушин, Аскеитов и Деветьяров. Можно предположить, что носители фамилий Терехин, Посегов/Пасегов, Ядысев/Едычев являются родственниками в каждой группе фамилий. Разночтение фамилий – результат взаимослышимости носителей разных языков.
10. Свод имен (именник) жителей деревни имеет характерные особенности. Отмечены удмуртские, татарские, русские имена с русским уменьшительным суффиксом «к»: Падешко, Туктамышко, Будка, Келдыбечко, Андрюшка, Васка, Фетка.
11. Вместе с трёхчленной формой имени: имя Личное – имя Отца (с дополнением ~ сын) – имя Деда (в форме фамилии): Сенка Кузешев сын Терехин отмечена также двухчленная форма: имя Личное – имя Отца (без дополнения ~ сын): Хадречко Келдышев.
12. Состав 4-х семей: Почанко Пасегова, Вазиско Терехина, Тукташко Терехина, Удешко Едычева формируется по прямому родству (отец–сын); 2 семьи: Падешко Посегова и Балтачко Ядысева – по родству отец–сын–внук; в 2-х семьях: Будки Терехина и Туктарко Терехина сложный прямой и боковой состав (отец–сын–брат–племянник); состав отец–сын–брат у Богдашки Терехина и Тухтахулко Аскеитова; состав семьи брат–брат–племянник у Сенки Терехина; одна семья соединена прямым родством (брат–брат), это – Фетко и Балтачко Первушины.
13. Отмечены социально-экономические отношения жителей деревни: во дворе татарина Усея Деветьярова живет половник Тухтахулко Мурзин сын Аскеитов с семьей. Как отмечалось выше, половник – категория феодального зависимого населения. В России эта система существовала c XIV – до первой половины XIX в. Половнические отношения скреплялись договором. Половник, как правило, безземельный и безлошадный крестьянин, брал ссуду у хозяина, на его лошадях пахал его землю, сеял его семена, кормил хозяйский скот. Ежегодно возвращал лучшую половину урожая хозяину и часто не мог порвать с зависимым положением даже после выполнения пунктов договора. В деревне Глазовой указанный половник мог быть переселенцем. Предположение основано, во-первых, на отличающемся от имен других жителей деревни именнике членов данной семьи: Тухтахулко, Мурзин,Аскеит, Палдышко, Тухтарко, Тухбайко. Во-вторых, детский возраст брата и детей Тухтахулко (12, 9 лет и 2 года) позволяет считать его самого молодым, в силу каких-то причин оставшимся без земли и вынужденным стать половником.
14. Возможно, возглавляли общину деревни (бускель) «старейшины» тöро. Таковыми представляются Падешко Максимов сын Посегов, Балтачко Ахкузин сын Ядысев, Будка Андреев сын Терехин. Именно их семьи самые многочисленные и самые сложносоставные. А, может, они же когда-то стали инициаторами создания новой деревни?

Итак, благодаря опубликованному П.Н. Лупповым документу мы знаем первожителей деревни Глазова и даже можем предположить, что современная фамилия глазовчан Терехиных и Терешиных имеет вот такую древнюю родословную.

Вместе с тем, документ дает возможность задать еще больше вопросов. Например, почему удмуртская деревня названа по-русски? Почему в названии звучит предлог за рекой, а не: по реке, над рекой, у реки?Не имела ли деревня начального этапа существования в форме починка? Кто основатели деревни или починка Глазова? И еще много, много вопросов задавайте и вы, уважаемые читатели, и ищите на них ответы.

ПЕРВОЕ ПИСЬМЕННОЕ УПОМИНАНИЕ О ДЕРЕВНЕ ГЛАЗОВА И ЕЕ ЖИТЕЛЯХ
– ИЗ ПЕРЕПИСНОЙ КНИГИ КАРИНСКОЙ ВОЛОСТИ ХЛЫНОВСКОГО УЕЗДА
ПИСЦА М. ВОЕЙКОВА И ПОДЬЯЧЕГО Ф. ПРОКОФЬЕВА
1678 г.

Деревня Глазова за рекою Чепцею:
Во дворе Падешко Максимов сын Посегов, у него дети Андрюшка да Терешка, да Чюпашко, да Камайко, женаты; Апачко 10 лет, у Андрюшки дети Васка 6 лет, Родка 3 лет, у Чюпашка дети Ситка 4 лет, Силка 2 лет.
Во дворе Почанко Возисов сын Пасегов, у него дети Алешка да Азманко, женаты.
Во дворе Балтачко Ахкузин сын Ядысев, у него дети Асылко да Чюпка, да Зянкелдейко, женаты, Первушка 12 лет, Сенка 8 лет, у Чюпки дети Аскейко 8 лет, Камайко 1 ½ году, у Зянкелдейка дети Зянкейко 7 лет, Леска 1 ½ году;
Во дворе Будка Андреев сын Терехин, у него братья Шудешко да Келдыбечко, женаты, у Будки дети Юрешко 15 лет, Юлка 14 лет, Алешка 12 лет, Бачка 10 лет, Исайко году, у него ж внук Азманко ½ году, у Шюдешка дети Баженко 9 лет, Первушка 6 лет, Максимко 5 лет, у Келдыбайка сын Левка 2 лет, у них же племянник Хадречко Келдышев 5 лет;
В дворе Сенка Кузешев сын Терехин, у него братья Покчанко да Ялашко женаты, Алешка 20 лет, у Сенки сын Мишка 5 лет, у Покчанка сын Дениско 4 лет;
В дворе Богдашка Асылов сын Терехин, у него братья Митка 20 лет, Камашко 15 лет, Мамайко 9 лет, у Богдашки сын Васка 2 лет;
Во дворе Туктарко Афонасьев сын Терехин, у него брат Шишка 6 лет, у него ж племянники Первушка 4 лет, Бегенейко 3 лет Афонкины дети, у Туктарка сын Сютка 2 лет;
Во дворе Вазиско Карин сын Терехин, у него детей Тухтамышко 8 лет, Юрешко 3 лет;
Во дворе Тукташко Кузешев сын Терехин, у него дети Ситка 8 лет, Бегенейко 5 лет;
Во дворе Удешко Семенов сын Едычев, у него сын Туктамышко женат;
Двор Каринского татарина Усея Деветьярова, а в нем половник его отин Тухтахулко Мурзин сын Аскеитов, у него брат Палдышко 12 лет, у Тухтахулка дети Тухтарко 9 лет, Тухбайко 2 лет;
Во дворе Фетка да Балтачко Афонасьевы дети Первушины женаты.


Источники
Документы по истории Удмуртии XV – XVII веков / Сост. П. Н. Луппов. Ижевск, 1958. – С. 298-299.

Глазов. Документы и материалы. 1678 – 1989 / Под ред. А. А. Тронина. – Ижевск: Удмуртия, 1992. – С. 10-11.

Подлинная переписная книга татарских, бесермянских, чепецких и отяцких деревень и починков в волости Каринской и Закаринском стане переписи Михаила Петровича Воейкова и подьячего Федора Прокофьева // Удмуртское Прикамье по писцовым описаниям и подворным переписям XVII – начала XVIII веков [Электронный ресурс] / автор-сост. Чураков В. С. – Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 2009. – Л. 701 об.-705.


Автор: Л.А. Волкова, старший научный сотрудник музея отдела истории
16.11.2022

👁 178

Вверх