Слава пчеле и пчеловоду

(исторические страницы пчеловодства в Глазове и Глазовском районе)

Пчела никого не ест.
Ей нужны не жертвы, а только дары.
Но зато она сама одаривает по-царски.
(Владимир Солоухин)

Традиционная пасека и инвентарь пчеловода
Защитный костюм и оборудование
современного пчеловода

Пчеловодство на севере Удмуртии имеет глубокие корни. Об этом, в частности, писал еще Н.Г. Первухин в этнографических эскизах об удмуртах Глазовского уезда. Он отметил, что бытование древнейших способов пчеловодства: сбор меда диких пчел, бортничество, посадка диких роев в колодные ульи на лесных пасеках и др. способствовало сохранению религиозно-мифологической практики. Поэтому в первые дни августа, когда начинают вырезать мед из ульев, крестьяне не забывали чествовать Луд мурт – хозяина лугов и покровителя пчел Муш возьмась. Ритуал состоял в проведении молитвенного жертвоприношения (шыд сион, муш возьмасьлы курбон) с закланием утки и употреблением каши с медом вместо масла. Благодаря Луд мурта за сохранение и умножение пчел, хозяин не забывал излагать свою просьбу, заключавшуюся в обильном урожае меда и воска, сохранении пчел «от холодов, болезней и лихих людей».

В православной традиции чествование пчелы и меда было приурочено к народному празднику Медовый спас, который отмечался в начале Успенского поста (длится с 14 по 27 августа). К этому времени мед в ульях созревает до полной готовности и его можно качать. Считалось, что в этот день нельзя никому отказать в угощении медом, иначе не будут водится пчелы. Православные люди верили, что мед станет по-настоящему целебным и вылечит от многих болезней лишь в том случае, когда он освящен в церкви. Поэтому в старину именно к Успенью приурочивались ярмарки, на которых основным товаром был мед и всего его производные: воск, прополис, пыльца, маточное молочко, перга, пчелиный яд. Открытие ярмарок сопровождалось выносом святых икон, молебном и водосвятием. Кстати, именно так проходила в Глазове Успенская ярмарка 15–17 августа 1888 г., судя по описаниям земского депутата А.А. Шуравина. Автор отметил в статье, что открытие, на котором присутствовало до 600 человек, сопровождалось «молебствием с водосвятием и с провозглашением многолетия Государю Императору и Всему Царствующему Дому». А выставку сельскохозяйственных орудий и инвентаря оформили соответствующими тематике выставки пословицами и поговорками, среди которых как нельзя кстати звучала поговорка «Слава хлебу и мёду!».
Ярмарочная торговля на Соборной площади.
Глазов, 1910-1914 гг.

В традиционной системе хозяйствования заботы пчеловода зимой сводились к хранению пчел в омшаниках, а летом – к приготовлению колод, развешиванию их на деревьях в лесу или расставлению на лесных полянках, пересадке пчелиных семей и охране от любителей поживиться дармовым медом – медведей или людей. Такие занятия не приносили больших доходов, но давали стабильный медовый продукт, использовавшийся в питании и оздоровлении семьи, а также являвшийся продуктом торгово-денежных отношений. В нач. 1880-х гг. земство стало уделять повышенное внимание пчеловодству не просто как одному из многочисленных забот земледельца, а как отрасли сельского хозяйства, призванной оздоровить крестьянское хозяйство – устойчивый источник поступления податных отчислений в государственную казну. Из губернского земства регулярно приглашался ученый-пчеловод для обучения новым приемам ухода за пчелами, распространения пчеловодных принадлежностей (центробежки, воскотопки, ножи, кормушки, дымари, сетки, роевни, маточники), продаже усовершенствованных ульев и семян медоносных трав. К примеру, в период с 1 мая по 1 сентября 1910 г. деятельность в разъездного пчеловода (с окладом 20 руб. в мес.) состояла в индивидуальных и коллективных беседах с крестьянами, выступлениях на выставках. Содержание бесед и выступлений заключалось в рассказе об истории пчелы, пояснении экономической и материальной выгоды пчеловодства. Пчеловод также посетил крестьянские пасеки уезда, задержавшись на некоторых из них по 2 и более дней, и консультировал хозяев относительно болезней пчел (раскрылка, гнилец и мотылица). Осмотрев 315 колод, 4 борти и 58 рамочных ульев, он аргументировал относительную легкость и эффективность содержания пчел в рамочных разборных ульях. Известны некоторые фамилии разъездных пчеловодов в Глазовском уезде – Я.С. Тихонин, Н.А. Огнев, агроном А.В. Исаев. Они же объединяли пчеловодов в артели и общества. Так, в 1898 г. в Глазове при Никольской богадельне была устроена артельная пасека. Представители земства С.М. Рябов, С.П. Максимович, Н.М. Мазунин, А.И. Попов, И.Л. Лекомцев, Г.А. Резанов, А.А. Александров, Я.С. Тихонин собрали 80 руб., на которые приобрели 13 пчелосемей в колодных ульях в Кестымской и Ежевской волостях. Перевозку и зимовку на новом месте пчелы перенесли хорошо. О всех своих мероприятиях по рациональному пчеловодству артельщики оповещали желающих следовать их примеру. В планах пасеки значилось: посев медоносных трав, пересадка пчел из колод в современные рамочные ульи, отвод роев с пчеломаткой в новые семьи и продажа пчел желающим. Интерес к пасеке оказался настолько активным, что на следующий год число пайщиков выросло до 14.

Земцы пытались заинтересовать передовыми технологиями не только крестьян, но и представителей сельской интеллигенции того времени: учителей, земских служащих, духовных лиц. Среди пчеловодов распространялась специальная литература, в том числе, губернские газеты и журналы: «Пчеловодная жизнь», «Вятское пчеловодство», «Пчеловодство», в которых пропагандировался опыт лучших пасек и пчеловодов. Кстати, ежемесячный журнал «Пчеловодство» (ред. С.К. Красноперов) Министерство народного просвещения даже внесло в список периодических изданий, допущенный к выписке в бесплатные народные читальни и библиотеки Российской империи.



Губернские газеты и журналы,
в которых освещалась жизнь
и заботы пчеловодов в нач. XX в.

В этих печатных изданиях регулярно публиковались заметки глазовских пчеловодов. Так, своими наблюдениями, опытом и практикой пчеловодства регулярно делился Матвей Михайлович Трегубов (его фотографии и документы хранятся в фондах музея). Он писал о нецелесообразности экономии на вощине при посадке в рамочный улей отсоединившегося роя. Убеждал коллег оставлять мед пчелам для зимнего прикорма, а весной после «выставки» – подкормить «густой сахарной сытой с салициловой кислотой». Освещал результаты сравнительных наблюдений зимнего содержания пчел в помещении и на воле. Не обошел вниманием процесс сбора взяток, летнее роение и «урожай» меда (10 пуд. 13 фунт.), полученный от 11 пчелосемей. Отмечал, что взяток пчелы несли весной с ивняка, летом – с василька, белого клевера, липы.

К просветительской и пропагандистской деятельности земства активно присоединилась православная церковь, также озабоченная снижением доходности от сельской паствы. Лучшей пропагандой сельского пчеловодства стал личный пример священника с. Понино о. Стефана Крекнина. По воспоминаниям сына, на протяжении 25 лет батюшка держал до 12 ульев. Летом каждые две недели засевал делянку медоносной горчицей, мед получался очень ароматным. Четыре улья зимой находились в неотапливаемом помещении, 4 – на улице в кряжах из т.н. ситового дерева (сгнившее на корню дерево, древесина которого пористая и мало теплопроводная). Для тепла эти улья были еще обшиты тонкими досками. Четыре рамочных улья он поместил в одной из жилых комнат. Летки (застекленные, квадратного сечения, трубки) через отверстия в стенах были вынесены в сад и пчелы не затруднялись в сборе нектара. Открыв дверцу улья, можно было наблюдать через стекло за жизнью пчел. К уникальному пчеловоду приезжал московский специалист познакомиться с комнатным пчеловодством. Вероятно, по его фотографии в издательстве И.В. Бреева была выпущена фотооткрытка, изображающая С. Крекнина с экспериментальными ульями. На обороте открытого письма был выполнен небольшой пояснительный текст: «Ульи в жилой комнате священника Вятской губ., о. Стефана Крекнина (с. Понино). Соединены летками с садом. В комнате всегда медовый аромат, благодетельный для здоровья обитателей; жизнь пчел видна как на ладони».


Пчеловод о. С. Крекнин возле экспериментальных ульев.
Понино, Глазовский уезд, Вятская губерния, 1908 г.
Оборотная сторона открытого письма с изображением
о. С. Крекнина возле экспериментальных ульев.

Большой вклад в развитие пчеловодства в уезде внесла Глазовская низшая сельскохозяйственная школа 1-го разряда, созданная в 1895 г. (с 1904 г. –сельскохозяйственное училище, в советское время – Парзинский сельскохозяйственный техникум, с 1960 г. – училище или СПТУ № 7, а с 1984 г. – № 35). Образованное на землях с. Парзинского Ключевской волости, оно было задумано уездным земством, а идея впервые озвучена на заседании Глазовского уездного земского собрания 21 сентября 1870 г. На протяжении 90 лет здесь шла подготовка грамотных «культурных» хозяев, внедряющих в своем хозяйстве передовые агрономические мероприятия с использованием новой сельскохозяйственной техники. Помимо прослушивания обшеобразовательных предметов учащиеся получали теоретические знания и практические навыки по столярному, кузнечному, слесарному делу, животноводству, агрономии, лесоводству, землеустройству, огородничеству и пчеловодству. Учебные занятия строились таким образом, чтобы все полевые и животноводческие работы выполнялись учащимися под руководством мастеров, чтобы они учились выполнять обязанности бригадира, распределяющего обязанности по хозяйству, дежурили на ферме, в огороде, саду и на пасеке. Училище, имея профессиональных специалистов по сельскому хозяйству, на протяжении нескольких лет организовывало для народных учителей курсы, на которых проводились сельскохозяйственные чтения с обязательным знакомством с основами пчеловодства. Так, в июне 1911 г. более 20 сельских учителей на протяжении 12 час. теоретических занятий и 18 час. практической работы знакомились с передовыми методами российского пчеловодства, а в 1912 г. даже участвовали на губернской выставке пчеловодства во Вятке. С 1903 и примерно до 1914 г. обязанности агронома и пчеловода в училище выполнял коллежский секретарь П.М. Лыжин. Он пользовался большим авторитетом среди учащихся, и ребята с удовольствием помогали ему на пасеке. Пасека располагалась на месте старинного удмуртского мольбища, называемого Губервöсь.
Учащиеся Парзинского сельскохозяйственного училища
(во 2-м ряду слева направо 3-й стоит П.М. Лыжин)

Учащиеся Парзинского сельскохозяйственного училища
(в 1-м ряду слева направо 1-й сидит П.М. Лыжин,
2-й – управляющий училищем в 1903–1916 гг. А.Я. Воронков)

Учащиеся Парзинского сельскохозяйственного училища на пасеке
с пчеловодом П.М. Лыжиным (слева направо 7-й).
Все фото 1909–1914 гг.

Парзинская школа пчеловодов прославилась и в советские годы. По всей республике работают ее выпускники. По-прежнему держали пасеку, которую ученики под руководством учителя-пчеловода вывозили в летнюю «кочевку». В 1959 г. приняли Кварсинскую школу пчеловодов из Можгинского р. Во все годы существования училища учителя, мастера производственного обучения, пчеловоды прививали интерес и любовь к пчелам. Формировали устойчивые знания по диагностике, профилактике и лечении пчел, навыки по ветеринарно-санитарному обслуживанию пасек, их паспортизации. Особенно запомнились учащимся мастера по пчеловодству В.Г. Слежов, который еще замечательно играл на скрипке и учил ребят музыке (1930-е гг.), И.Ф. Жуйков (1950–1960-е гг.), Н.И. Ельцов (1970-е гг.), увлекавший учащихся поделками по вощине. Так, он подготовил сотовые рамки с текстом: «Слава КПСС» и изображением олимпийского мишки – официального символа XXII Летних Олимпийских игр 1980 года, которые проводились в Москве. Николай Иванович закрывал ячейки сот специальным черным воском, а остальное пространство заполняли пчелы, и получался неповторимый искусный рисунок черного цвета.
Выпускники Парзинского филиала Глазовского сельхозтехникума
(в 1-м ряду слева направо 7-й сидит В.Г. Слежов). 1937 г.

Выпускники Парзинского сельскохозяйственного техникума
(в 1-м ряду слева направо сидят: 3-й – директор техникума К.Ф. Волков,
8-й – пчеловод И.Ф. Жуйков). 1958 г.

Мастер по пчеловодству Парзинского СПТУ № 7 Н.И. Ельцов
с сотовыми рамами. 1970-е гг.

История Парзинского сельскохозяйственного училища – результат деятельности уездного земства, члены которого понимали важность формирования грамотных сельских хозяев и прикладывали немало усилий для этого. Благодаря их стараниям и выпускников училища росло число т.н. «культурных» пчеловодов. По сведениям 1910 г. пчелиных семей в уезде достигло 8787, из них в колодах – 7791, в рамочных ульях (систем Дадана, Левицкого, Борисовского, Берлепша) – 996. Размещались пчелы на 1598 пасеках, расположенных большей частью в Еловской, Игринской, Ключевской, Омутнинской, Порезской, Рыбаковской, Сардыкской и Унинской волостях.

Одним из пчеловодов, выучившийся премудростям современного пчеловодства у разъездных уездных специалистов, стал Василий Романович Селиверстов (1872–1937), житель д. Кыпка. Пчеловодством занялся В 1900 г. он на лесной пасеке держал 50 пчелосемей в колодных и рамочных ульях. Рано приохотил к ремеслу детей и внуков. На фотографиях, хранящихся в фондах музея, видно, что хозяйство было большое и зажиточное, а семья многолюдная. Так бы продолжалась жизнь в мире и согласии с пчелами. Однако в период коллективизации в 1930 г. хозяйство В.Р. Селиверстова было раскулачено, возможно, он не вступил в колхоз. Все имущество: постройки, скот, сеялка, самодельные деревянные веялка и молотилка, ульи и мед, конфисковано, а семья выселена в Вологодскую область.
Пчеловод В.Р. Селиверстов с супругой

В.Р. Селиверстов с семьей на пасеке

Пасека В.Р. Селиверстова. Д. Кыпка, Глазовский уезд,
Вотская автономная область. 1927 год.

Такой же участи – раскулачиванию, но без выселения из дома, подверглось хозяйство другого пчеловода – Василия Ивановича Князева (1902–1945), жителя д. Верх. Чура. Из семейной легенды стало известно, что семья была состоятельная, т.к. держали пчел. На фото, хранящемся в фондах музея, изображены, очевидно, участники слета/совещания советских пчеловодов Глазовского р. У одного из руководителей или организаторов совещания в руке книга Оржевского М.Д. «Колхозная пасека» 1934 г. издания. Следовательно, мероприятие, на котором зафиксирован В.И. Князев, произошло не ранее 1934 г. К этому периоду все пчеловоды страны должны были стать членами колхозов и объединены в Росколхозпчеловодцентр. Не пожелавших вступить в колхоз и оставшихся единоличниками, ожидала судьба Князева и Селиверстова.
Пчеловод В.И. Князев (в верхнем ряду слева направо 7-й, в белой рубашке-косоворотке)
с участниками Глазовского районного слета/ совещания пчеловодов. Глазов, 1930-е гг.

Гораздо более спокойной оказалась жизнь глазовского пчеловода-единоличника М.М. Трегубова (годы жизни 1883–1976). У него было две пасеки, в саду на ул. Юкаменской и на берегу р. Убыть. Пасеки приносили стабильный доход, поэтому хозяин никогда не работал на государственной службе, не получал пенсию, однако семья была зажиточной, не испытывала финансовых проблем. По воспоминаниям родственников, в 1944 г. он пожертвовал на строительство танковой колонны 50 тыс. руб. В конце 1940-х гг. его пытались раскулачить, забрали часть имущества. Однако, узнав о вкладе в фонд обороны, имущество вернули. А в 1968 г. за активное участие в выделении средств из личных сбережений в фонд обороны в годы Великой Отечественной войны М.М. Трегубов был награжден грамотой райкома и горкома КПСС. Нельзя сказать, что жизнь пчеловода была безоблачной. Не всегда усилия давали положительный результат. Уход за пчелами требовал немалых финансовых затрат. В заметках в пчеловодных журналах он писал: «часто бывает, что из-за малейшей экономии мы упускаем большие доходы». В неблагоприятных природно-климатических условиях пчеловодство всегда балансировало на грани выживания. Известно, что в 1950 г. зима в Глазове отличилась особенными морозами, пчелы сильно болели, им не хватало корма. Чтобы выходить пчел, для прикорма Трегубов взял 500 кг сахара в магазине Глазовского райпо в долг под расписку. Долг обещал вернуть осенью таким же количеством меда. Над ним посмеялись, но сахар все же дали, зная честность известного в городе пчеловода и садовода. Старый пчеловод сдержал свое слово и осенью вернул в магазин обещанный мед.
Пчеловод М.М. Трегубов в цветущем саду. Глазов, УАССР, 1960-е гг.
М.М. Трегубов с племянником проверяет урожай меда. Глазов, УАССР, 1950-е гг.
М.М. Трегубов обучает племянника пчеловодческому ремеслу. Глазов, УАССР, 1950-е гг.
Пасека М.М. Трегубова. Глазов, УАССР, нач. 1960-х гг.

Это лишь несколько страниц многовековой истории пчеловодства в Глазове и Глазовском районе. Очевидно, что при надлежащем старании и уходе пчеловодство является самой доходной отраслью хозяйственной деятельности и сторицей отзывается на благосостоянии пчеловода. В то же время жизнь владельца пасеки не ограничивается лишь финансовыми благами. Она также богата проблемами социального и даже политического характера. Судьбы людей, посвятивших жизнь уходу за пчелами, тому верное доказательство.


Автор: Л.А. Волкова, старший научный сотрудник музея отдела истории
08.08.2022

👁 110

Вверх